Skip to content
Главная | Семейное право | Редол алвес страницы завещания

Читать бесплатно книгу Страницы завещания - Редол Антонио Алвес

Правое меню

Толстая Написано в 3 часа утра в одну из мучительных ночей в безумном порыве и с чувством обиды на непонимание другими. Во всех моих книгах, буквально в каждой из них, живут женщины как воспоминания обо мне прежнем; они сохранились в них такими, какими я любил их, такими, как были, пока непонимание не разлучило нас.

На страницах моих книг они останутся волшебно прекрасными, навсегда покорившими меня тем совершенством и красотой, в которую я их облек; младенчески чистые, непорочные и познавшие чувственную любовь — сейчас все они принадлежат только мне одному, которого могли бы одарить, но так и не одарили истинной любовью.

Их столько, что я даже не знаю, не являются ли они все чистейшим вымыслом, иллюзией, которой я стараюсь заменить то, в чем жизнь мне часто отказывала.

Удивительно, но факт! Толстая Написано в 3 часа утра в одну из мучительных ночей в безумном порыве и с чувством обиды на непонимание другими. Опустите меня в могилу, а цветы оставьте нетронутыми на лугах, где они распустились.

Неудача — признак слабости, но, повторяю я, тем лучше, потому что она, истинная, единственная, и не должна была появляться на страницах раскаяния моих книг. Сотворенные из легенд, все они и поныне живут во мне, но ни одна из них в сумраке ночи не видится мне отчетливо и ясно.

Имена не важны… Да и зачем они? Знаю, что мне ее никогда не найти, найти ее невозможно, разве что на страницах еще не написанной мною книги, на которых и появится эта восхитительная женщина, но ей я никогда не смогу громко сказать: А дням уже не рождаться — они все заметнее увядают в причудливой игре света.

Земле, редол алвес страницы завещания свои труды

И я, опьяненный мечтой, нахожу любовь лишь на страницах моих романов, которые уже не принадлежат мне. В них остается моя жизнь и тоска, мечты о завтрашнем дне и неудачи, друзья и враги, честность и угрызения совести, стремление к звездам и грубая реальность, ранившая, как кинжал, меня и женщин, которых я любил. Пусть меня проводят в последний путь живые женщины, те, кто захочет прийти. Опустите меня в могилу, а цветы оставьте нетронутыми на лугах, где они распустились. Мне же достаточно одной красной розы… Писатель умер от меланхолии, извечной болезни глупцов.

Левое меню

Вместе с ним умерли все женщины его маленького вымышленного гарема. И поэтому ни одна не явилась на его похороны. Несмотря на худобу писателя, ни одна не вызвалась нести его тело к могиле, а может, они сохранили жалостливое воспоминание о бедном дурачке, демонстрирующем к деревенском цирке свой номер глотателя шпаг. Час погребения, говоря по правде, тоже был не самый подходящий — в четыре часа дня все либо работают, либо в темноте кинозала живут воображаемой жизнью фильма. А сейчас появляется оборотень, которого тоже мучит болезненное воображение.

Это, должно быть, поветрие….


Читайте также:

  • Что выгоднее ипотека или потреб кредит
  • Производственная травма какая компенсация
  • Оформление заявления об отказе от наследства